Убийство клеветника, матросы-людоеды и раскаяние воришки: в Самаре показали, о чем писали газеты в XIX веке

Общество


Подшивку выпусков «Судебной газеты» за 1885 год музею им.Алабина предоставил коллекционер

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Самые громкие процессы конца 19 века, фельетоны, реформы и судебные решения времен Российской империи можно своими глазами увидеть и почитать в музее имени Алабина в Самаре. Там до 7 ноября проходит выставка, посвященная 300-летию прокуратуры в России. Подшивка выпусков «Судебной газеты» за 1885 год находится в открытом доступе. Рассказываем о нескольких интересных публикациях.

Оправдана за убийство

Процесс над мадам Кловис Унье во Франции широко обсуждали во всем мире – в том числе и в России. Подсудимую характеризовали как «молодую и красивую, отличающуюся скромным изяществом туалетов» и «благородную, полную достоинства и сознания своей правоты» женщину.

Многие ей сочувствовали: ей сильно досталось от некоего господина Морена. Морен был агентом частной парижской конторы по бракоразводным процессам. В его фирму обратилась графиня Осмон де Тие, которая собиралась разводиться с мужем-альфонсом, а для этого ей нужен был весомый довод. Этим доводом стала любовница, и связь с мужем своей клиентки господин Морен приписал Кловис Гюг – якобы еще до замужества она вела весьма развратную жизнь.

"Судебную газету" можно почитать в уголке прокурора

«Судебную газету» можно почитать в уголке прокурора

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Когда супруги Гюг узнали о подобных обвинениях, то подали на Морена в суд, его признали клеветником, приговорили к 2 годам тюрьмы и штрафу в 2 тысячи франков. Но на этом бракоразводный агент не успокоился. Подал апелляцию, после чего друзья и знакомые семьи Гюг стали получать письма с «возмутительным» содержанием, где описывались «проделки» юной Кловис.

На заседание апелляционной инстанции Кловис Гюг пришла под руку с мужем. По каким-то причинам вскоре после начала суд перенесли на другой день. А дальше случилось то, чего никто не мог ожидать: женщина встретилась взглядом со своим обидчиком, когда выходила из зала, выхватила револьвер и выпустила в Морена 6 пуль.

Читать так же:  Врач рассказала о риске «боевого стресса» у пациентов с COVID-19

Далее под суд попала уже сама мадам Гюг. Гособвинитель говорил, что убийство оправдать нельзя ничем, иначе люди начнут вершить самосуд по любому поводу. Но суд Кловис Гюг оправдал. И это решение, как передает корреспондент «Судебной газеты», было встречено громом аплодисментов.

На этом фото в 1892 году запечатлены следователи, прокуроры, и присяжные поверенные из нашего Самарского окружного суда

На этом фото в 1892 году запечатлены следователи, прокуроры, и присяжные поверенные из нашего Самарского окружного суда

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Матросы съели товарища

В России к этому процессу отнеслись с неприязнью: ведь Кловис Гюг намеренно принесла револьвер и позже призналась, что долго не могла решиться на убийство, а значит, оно было спланировано и обдумано.

Хуже этого процесса, по мнению авторов «Судебной газеты», можно считать только суд над двумя матросами в Англии. Как пишут на страницах издания, от откровений на судебном заседании «волосы встали дыбом даже у лысых».

После кораблекрушения на небольшой лодке смогли спастись трое матросов: двое постарше, один помладше. Тот, что был помоложе, оказался более слабым, и после нескольких суток без еды и воды товарищи его съели. А чуть позже были спасены благодаря проплывавшему мимо них кораблю.

Каннибалы сами признались в преступлении и просили арестовать и отдать их под суд. История эта наделала много шума. И в итоге матросов не только оправдали, им еще и искренне посочувствовали.

Зерцало было символ государственной власти, его часто ставили на стол прокуроры

Зерцало было символ государственной власти, его часто ставили на стол прокуроры

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Это ли не доказательство падения нравов в Европе? «Присяжные присвоили себе право помилования» — так пишут в издании 19 века.

Что-то из России

В России же, наоборот, все свидетельствует об усилении духовных скреп. В Воронеже, к примеру, у секретаря архиерея вытащили из кармана два денежных пакета. Но вор узнал, что деньги принадлежат двум бедным крестьянам, которые прислали их в церковь для получения метрик — свидетельств о рождении. И деньги возвращают.

Читать так же:  Баритон Василий Ладюк: Настало время пустых фантиков

На той же неделе украденные векселя вернули купцу в Минске. Причем пришли они почему-то заказным письмом из Риги.

Зато в Баку из-за увеличившегося числе грабежей в городской думе издали специальное постановление: прекращать все заседания до 8 часов вечера, чтобы не страшно было возвращаться домой.

В музее им.Алабина можно увидеть реальные вещдоки по уголовным делам начала ХХ века

В музее им.Алабина можно увидеть реальные вещдоки по уголовным делам начала ХХ века

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

В Харькове сын хозяина банка при пересчете денег в кассе с каждой пачки воровал по купюре и в итоге присвоил более 5000 тысяч рублей – в ХХ веке это несколько миллионов рублей.

А в Москве и вовсе судили грабительницу детей – 19-летнюю Акулину Семенову. В суде дети рассказывали, как она их обманула: 9-летнего мальчика завела на незнакомый двор, сняла с него пальто и велела подождать немного: мол, сейчас конфеты тебе вынесу. 8-летней девочке сказала, что та шубку испачкала, обещала почистить ее, чтобы родители не ругались. Еще двум девочкам предложила кукол – но их надо было завернуть в их шубки. Дети отдавали верхнюю одежду, оставались ждать обманщицу на морозе, в итоге замерзали и начинали реветь. Так и стало известно о грабительнице. Когда ее поймали, отправили в тюрьму на 4 месяца.

ИЗ ПЕРВЫХ УСТ

Ирина Лазарева, заведующая отделом истории музея Алабина

— Судебную газету нам принес коллекционер – бывший прокурор Валерий Викторович Грищенко. Мы хотели положить ее в витрину, но Валерий Викторович настоял на том, чтобы она была в открытом доступе, чтобы люди могли полистать ее и почитать. Что здесь можно найти? Разного рода объявления, в том числе о тех делах, которые проходили по разным департаментам – гражданскому и уголовному. Апелляционные жалобы. Юридические заметки, фельетоны даже – из воспоминаний присяжного заседателя, к примеру.

Часть оружия на экспозиции - самодельное

Часть оружия на экспозиции — самодельное

Читать так же:  Юрий Грымов: Фильмы о войне в приключенческом жанре — это преступление

Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Для того, чтобы проникнуться духом истории, для чтения газеты мы оборудовали уголок прокурора. Часть экспонатов – наши: это аппарат «Феликс» — анализ счетной машинки, пресс папье, чернильница. Рядом со столом можно увидеть подлинную форму полицейского конца 19 – начала 20 вв. Его предоставил нам Музей русской императорской армии. Над столом – подлинная фотография из нашего фонда, на ней в 1892 году запечатлены следователи, прокуроры, и присяжные поверенные из нашего Самарского окружного суда.

Специально для выставки мы сделали также зерцало – это символ государственной власти – призма, увенчанная двуглавым орлом с 3 указами Петра Первого. Та фигура, что стоит у нас, изготовлена в Самаре при помощи 3-д литья из пластмассы, сверху покрыта золотистой краской. Выглядит очень похоже на то, что мы видим на фотографиях того времени.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

За что в Самарской губернии убили тринадцатого губернатора?

В музее им.Алабина к 300-летию прокуратуры в России рассказывают о самых необычных делах региона (подробности)

Боялись открыть окна и просыпались в страхе: самарцам напомнили о «Ночной твари»

Маньяк забирался в частные дома, жестоко расправлялся с жертвами и поджигал место преступления (подробности)





Источник

Оцените статью
ЛечебаРу - новости науки и медицины