Борьба за цены, исламисты-радикалы или пьяный дебош? Что вывело людей на улицы Казахстана

Общество


Житель российского аула смотрит новости о беспорядках в Казахстане.

Фото: Виктория МИНАЕВА

Беспорядки в Казахстане разорвали связь между родными. Брат в Павлодаре, сестра в Новосибирске, мать в Алма-Ате, сын в Омске — это обычная ситуация. Особенно эта разорванная связь ощущается у границы Россия-Казахстан. Оттуда – наш репортаж.

«ЭТО НЕ МОЙ НАРОД, А БОРОДАЧИ-РАДИКАЛЫ»

Из российского аула Карасарт (Новосибирская область) сразу после армии уехал в Казахстан молодой парень. Окончил там вуз и устроился в полицию. Прошло 10 лет, сейчас он служит в Нур-Султане, который еще недавно назывался Астаной. Мама – Марина Кушербаева – осталась в России. Узнав о столкновениях по ту сторону границы, она бросилась звонить сыну.

Аул Карасарт находится в Карасукском районе Новосибирской области. Почти все жители аула — казахи.

Аул Карасарт находится в Карасукском районе Новосибирской области. Почти все жители аула — казахи.

Фото: Виктория МИНАЕВА

— А телефон его недоступен. Звоню снохе, детям, всем… Нет связи! А по телевизору показывают, что там творится, что полицейским отрезают головы. Очень страшно, — рассказывая, Марина снова плачет. – Потом сын вышел на связь, успокоил: «Мама, у нас тут все спокойнее. Не так, как в Алма-Ате».

Но сердце матери не на месте, переживает. Марина работает в селе Карасарт культорганизатором. Фактически – заведует местным клубом. Стены украшены новогодними картинками, снежинками, мишурой. В голове у нее не укладывается, как новогодние праздники превратились в черные дни.

Марина Кушербаева переживает за сына, который служит в полициии в Нур-Султане.

Марина Кушербаева переживает за сына, который служит в полициии в Нур-Султане.

Фото: Виктория МИНАЕВА

— Мой народ на такое не способен. Это делают террористы натуральные, — говорит Марина. – Просто даже не казахи, а эти бородачи-радикалы! Некоторые даже по-казахски не говорят! Их где-то подготовили и заслали в Алма-Ату.

— Но ведь на улицы вышли точно не одни террористы.

— Мы, казахи – очень наивный народ. Вот эту наивность и использовали. Часть людей вышла на улицы против роста цен, против бедности. Ну, вы посмотрите, как в России. У нас платят многодетным, материнский капитал… На детей по десять тысяч выдавали. А там такого нет. Нет социалки. И цены растут. А тут еще и коронавирус, от которого все устали. В итоге люди хотели выйти и высказать свое мнение, а получилось… Их использовали!

Новогоднее настроение в местном клубе омрачили новости из соседней страны.

Новогоднее настроение в местном клубе омрачили новости из соседней страны.

Читать так же:  Российские компании не могут самостоятельно освоить добычу арктического газа

Фото: Виктория МИНАЕВА

«МОЛОДЕЖЬ ПРОСТО НЕ ЗНАЕТ, КАК БЫЛО РАНЬШЕ»

Вряд ли можно осуждать казахов за возмущение, которое вызвали проклятые цены на газ. Тут же люди припомнили и кумовство («У Назарбаева вся родня у власти!»), и притеснения демократии («В органы власти людей не выбирают, а назначают. И тут снова кумовство!»). Но это был фитилек. Теперь все более очевидно, что кто-то вовремя успел подложить к нему бомбу. Кто? Такой вопрос задаем главе приграничного Карасукского района Александру Гофману. Он много раз бывал у соседей – в Казахстане.

— Еще во время перестройки Казахстан пережил шоковую терапию, — говорит Александр Гофман. — Колхозы, которые находились рядом с нашей границей — были миллионерами, сверхрентабельными. А превратились в руины. Все пошло прахом. Смотреть на то, что там произошло в период перестройки, вообще страшно. По идее, люди тогда могли протестовать, это было бы понятно. Но ведь этого не произошло, — рассуждает глава, подразумевая, что сейчас в Казахстане – не худшие с точки зрения экономики времена.

Карасук — райцентр, который находится рядом с границей.Глава этого района удивлен, что казахи вышли на улицу не после развала Союза, а именно сейчас.

Карасук — райцентр, который находится рядом с границей.Глава этого района удивлен, что казахи вышли на улицу не после развала Союза, а именно сейчас.

Фото: Виктория МИНАЕВА

Назарбаева с его культом личности и недотранзитом власти можно любить, или недолюбливать. Но уровень жизни в стране вырос – это факт.

— Я как сосед удивлен, что такое допустили. Думаю, сыграло роль и то, что сменилось поколение. Спустя тридцать лет молодежь не знает, как было раньше, — говорит Гофман. — Я думаю, то, что там происходит — это продолжение тех же попыток, что были на Украине и в Белоруссии.

СОЦСЕТИ И АЛКОГОЛЬ

Павловка – так называется и контрольно-пропускной пункт на границе, и местная деревня. Стоит, можно сказать, на границе. Настолько близко к Казахстану, что мобильные телефоны в замешательстве: то они показывают роуминг, то – сделаешь пару шагов – снова принимают сигнал от российской вышки.

Российское село у самой границы с Казахстаном.

Российское село у самой границы с Казахстаном.

Фото: Виктория МИНАЕВА

Айгуль Мамаева работает в российской Павловке учителем математики. А ее сестра учит детей в казахстанском Павлодаре. Российская учительница подтверждает, что в Казахстане люди зарабатывают не хуже. По крайней мере – в образовании. Айгуль тоже заступается за репутацию ставшего опальным елбасы.

Читать так же:  Центр «Вектор» продемонстрировал фотографии «дельта»-штамма коронавируса - Газета.Ru

— После развала Советского Союза была разруха, и он поднимал страну можно сказать с нуля. Там электричество выдавалось по времени, телевидения не было. А сейчас — развитое государство, — говорит учительница. – Многие казахи туда переехали. Кто-то решил ехать, когда страна стала платить подъемные казахам, возвращающимся на свою историческую родину. Моя сестра, родня мужа решили, что там больше возможностей для развития. Уехали.

— А вы?

— Мы с супругом – истинные россияне. Решили остаться, — улыбается учительница.

— Вы хвалите, как изменилась жизнь в Казахстане. Но народ-то вышел на улицы.

— Когда ТикТок заполонили видео с поджогами и мародерством, у меня сложилось ощущение, что это – молодежь бунтует, — говорит Айгуль. – Все еще происходило на фоне праздничного настроения. То есть — выходные, алкоголь, пить не умеют. Те митинги, которые планировали провести мирно, подхватили и превратили в волну агрессии. Я думаю, праздники и алкоголь роль сыграли.

«ДАВАЛИ ДЕНЬГИ ЗА МИТИНГИ»

Активность молодежи может объясняться не только алкогольной эйфорией, но и жаждой наживы. Есть версия, что участие в беспорядках оплачивалось.

Такую версию выдвигает Юлия Лазарева – новосибирский юрист, которая занимается вопросами переселения. На Новый год она уезжала в Павлодар, и вернулась только вечером 8 января.

— В Казахстане в последнее время очень возросли цены на все. И очень многие люди недовольны, что подорожали бензин, продукты, коммунальные платежи. Особенно пострадали незащищенные люди в сельской местности, — подтверждает Юлия экономическую подоплеку митингов. Но называет и другую. — Есть сельские бедные аулы. Туда приезжали люди, и платили молодежи, которая нигде не работает, не учится – за деньги приглашали на митинги. Им платили – они ехали. Конкретно кто-то ездил по деревням и агитировал молодежь.

Алма-Ата после погромов. Фото: REUTERS.

Алма-Ата после погромов. Фото: REUTERS.

Подкуп митингующих обсуждают жители Павлодара. Ложный это слух, или истина – наверняка, скоро прояснится. Слишком уж много участников. Но, если даже отбросить в сторону погоню за барышами от организаторов, мародеры все равно свои серебряники поимели – разграбив магазины.

— Когда начались беспорядки, у меня дочка-подросток пошла гулять в центр Павлодара. Она мне звонит и говорит: «Мама, здесь столько людей в центре собирается, машины бросают и идут куда-то». Я говорю: «Быстро домой!» Она пришла, и через час буквально началась стрельба, сотрудники стали применять дымовые шашки. Начались разграбления. В Павлодаре не так, как в центре, но тоже, — рассказала КП-Новосибирск Юлия. — Мародеры проникли в ЦУМ: если в кассе деньги есть, или на витринах товары, мобильные телефоны – просто забирают и все.

Основной удар мародеров пришелся по Алма-Ате. Фото: REUTERS.

Основной удар мародеров пришелся по Алма-Ате. Фото: REUTERS.

Читать так же:  В Госдуме рассказали, как заработает закон о предзащите диссертаций в аспирантуре

— А кто может стоять за всем этим? Кому нужно собирать ту же молодежь и подкупать ее?

— В Казахстане же — кланы. Мое предположение – идет передел власти между ними.

Что у нас – в сухом остатке? Вполне может быть, что в рецепте приготовления протеста сыграли роль и соцсети, и революционные настроения селян, и погоня за лишней тысячей тенге, и эйфория молодежи, сдобренная горячительными напитками. Похмелье, похоже, уже наступило и будет как никогда тяжелым.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Думали, они — мирные, свои, а оказались террористы!»: что говорят о беспорядках в Казахстане жители российских аулов

Мы побывали в двух селах, где почти сто процентов населения — этнические казахи. Их мнение о мятеже — в материале «Комсомолки» (подробнее).

«Пассажирок забирали в ночнушках»: как россияне без связи уезжают из мятежного Казахстана

Протесты в соседнем государстве внезапно напомнили о том, как можно жить без привычной связи. Оказалось, сложно, особенно для молодежи (подробнее).

«Ставят блоки, готовятся закрыть города»: что сейчас происходит на границе Россия — Казахстан

Российские семьи досрочно возвращаются от родни с новогодних каникул. Репортаж с КПП «Павловка», через который пока можно вернуться домой (подробнее).

«Спаивают водкой и подбивают на погромы против богатых»: новосибирцы рассказали об уличных боях в Алма-Ате

В городе идут перестрелки с полицией, отключена мобильная связь и интернет (подробнее).

«Люди все ринулись к банкоматам»: россиянка оказалась в Казахстане во время протестов, она рассказывает, что происходит

Девушка приехала из Новосибирска в Усть-Каменогорск и попала в гущу протестов (подробнее)

«Активисты были изрядно заправлены алкоголем, буйных разогнали»: как русские переживают беспорядки в Казахстане

В Павлодаре вспоминают, что последний раз такое было в 1986 году, а в магазинах что-то можно купить только за наличку (подробнее)



Источник

Оцените статью
ЛечебаРу - новости науки и медицины