«Открытые медиа» рассказали о связях и спонсорах центра Гамалеи, выигравшего «гонку вакцин» в России

Медицина

"Открытые медиа" рассказали о связях и спонсорах центра Гамалеи, выигравшем "гонку вакцин", не доведя до конца ни один свой громкий проект20 апреля на очередном видеосовещании с Путиным появился директор центра Гамалеи академик Александр Гинцбург. Выяснилось, что там вакцина уже готова, а зарегистрировать её пообещали к 15 июня, заявив, что препарат схож с ранее разработанной вакциной

20 апреля на очередном видеосовещании с Путиным появился директор центра Гамалеи академик Александр Гинцбург. Выяснилось, что там вакцина уже готова, а зарегистрировать её пообещали к 15 июня, заявив, что препарат схож с ранее разработанной вакциной

Пресс-служба Президента России

«Открытые медиа» рассказали о «гонке вакцин» против коронавируса внутри России, фаворитом которой стал центр имени Гамалеи. Эксперты отмечают, что немалую роль в этом сыграли связи руководства центра, а ни одна из его противовирусных разработок не была доведена до конца.

В одной из фармкомпаний рассказали, что гонка вакцин внутри России стартовала ещё в феврале-марте, и в нее включились сразу четыре научных института, в том числе «Вектор», подконтрольный Роспотребнадзору, ФНИЦ имени Михаила Чумакова, центр Гамалеи и Санкт-Петербургский НИИ вакцин и сывороток ФМБА. Безусловным фаворитом был новосибирский „Вектор»: в середине марта его сотрудники тестировали сразу шесть вариантов вакцины. А 27 марта правительство России выделило Роспотребнадзору дополнительно 1,4 млрд рублей для разработки лекарств и вакцин против COVID-19.

Однако к концу марта у чиновников и представителей фармрынка накопилось раздражение против Роспотребнадзора и „Вектора», который фактически стал монополистом на рынке тестов и называл слишком долгие сроки создания вакцины. 1 апреля на видеосовещании президента РФ Владимира Путина с правительством вице-премьер Татьяна Голикова рассказала о планах «Вектора» создать пробную партию вакцины к 10 мая, закончить доклинические исследования к 22 июня и начать испытания на добровольцах с 29 июня. Конкретной даты регистрации препарата тогда не прозвучало.

20 апреля на очередном видеосовещании с Путиным появился директор центра Гамалеи академик Александр Гинцбург. Выяснилось, что там вакцина уже готова, а зарегистрировать её пообещали к 15 июня, заявив, что препарат схож с ранее разработанной вакциной против вируса ближневосточного респираторного синдрома (MERS). После этого «фаворитом» стал именно проект центра Гамалеи: на разработку и производство препарата в центр перечислили примерно 1,8 млрд рублей.

«Вектор» же в рамках борьбы с пандемией дополнительно получил лишь около 600 млн: его вакцина должна быть зарегистрирована в середине октября по упрощённой схеме, без массовых испытаний. Кроме того, к клиническим испытаниям вакцины уже приступил третий российский разработчик — центр имени Михаила Чумакова.

Читать так же:  Испанские ученые связали течение COVID-19 с весом пациентов при рождении

20 апреля Гинцбург также заявил, что у его вакцины уже есть инвестор, вложивший 100 млн рублей в закупку оборудования, но с трудом вспомнил название партнёра — госкомпании «Дом.РФ», работающей на рынке жилья и не имеющей отношения к фармацевтике. В начале апреля компания действительно решила выделить 250 млн рублей на борьбу с эпидемией и закупку необходимых средств защиты для медицинских работников по всей стране, однако 100 млн рублей из этих денег ушло в центр Гамалеи.

В самой госкомпании уточнили, что назначение платежа позволяло направить средства на покупку материалов и оснащение производства, а Гинцбург рассказал, что 100 млн рублей от «Дом.РФ» позволили купить оборудование на выпуск 400 тысяч доз будущей вакцины в год. Он уточнил, что этих денег недостаточно, и попросил 1,5 млрд рублей на выпуск от 4 до 10 млн доз: в итоге эти деньги поступили в научный центр.

Также отмечается, что еще в 1989 году прямо в центре Гамалеи была зарегистрирована фирма «Ниармедик плюс». Компания собиралась коммерциализировать собственные научные достижения, но на деле успешнее всего продавала разработки центра Гамалеи. Самый яркий пример такого сотрудничества — противовирусный препарат «Кагоцел», который часто критикуют за недоказанную эффективность и минимальные испытания, однако он успешно продается в аптеках в том числе благодаря рекламе. В марте, в разгар гонки вакцин, Департамент здравоохранения Москвы внезапно внес «Кагоцел» в список лекарств для профилактики коронавирусной инфекции, однако после резкой критики экспертов препарат был оттуда исключен.

Еще одно частное фармпроизводство на территории центра, компания «Иммафарма», много лет выпускала препарат «Гепон» — другое противовирусное средство, в разработке которого участвовали ученые института. Бенефициарами компании значатся британец Руперт Холмс, акционеры «Ниармедика», а также Рустам Атауллаханов, в 2016 году бывший фигурантом уголовного дела о хищении миллиарда рублей, выделенных корпорацией «Роснано» на строительство фармацевтического производства в Ярославской области.

Читать так же:  В России отмечено рекордное число умерших за сутки пациентов с коронавирусом - 286

Кроме того, хорошие личные связи руководства центра Гамалеи сделали вакцине хорошую «рекламу» после того, как стало известно, что ею привилась одна из дочерей президента России. По данным «Открытых медиа» и главреда «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, речь шла о Катерине Тихоновой, младшей дочери Путина. Она возглавляет фонд «Национальное интеллектуальное развитие», более известный как «Иннопрактика».

О вакцине Гинцбурга дочь Путина могла узнать от своей давней подруги и заместителя по «Иннопрактике» Натальи Поповой, которая, в свою очередь, давно знает Гинцбурга, Кроме того, Попова заинтересовала новой вакциной своего мужа Кирилла Дмитриева, который по совместительству является главой Российского фонда прямых инвестиций (РФПИ) и теперь занимается продвижением вакцины. Также Попова, Дмитриев и Гинцбург «пересекались» во время работы по созданию эликсиров молодости — различных технологий, помогающих остановить старение организма. Пик популярности этих проектов пришёлся на первую половину 2010-х, и в них было задействовано «много академиков и людей из «Роснано».

В апреле предложение сделать прививку получили топ-менеджеры крупных компаний, в том числе РУСАЛа и «Фосагро», олигархи, высшие чиновники. Тот факт, что вакцина находилась на стадии доклинического исследования на животных, чиновников не испугал. Насторожило многих и то, что к моменту регистрации «Спутник V» прошёл только две фазы клинических испытаний: вакцину опробовали 38 человек, а два укола (то есть полную дозу) получили только 20.

«Говорить об эффективности или безопасности на примере 20 человек, получивших полную дозу вакцины, довольно смешно, — заявила исполнительный директор Ассоциации организаций по клиническим исследованиям Светлана Завидова. — А считать аргументом тот факт, что ранее вакцину против MERS получили несколько сотен человек и у них всё хорошо, по-моему, странно. Это другой препарат. Кроме того, по вакцине против MERS также не завершены клинические испытания. Получается, основанием для ускоренной регистрации одной вакцины является другая незарегистрированная вакцина».

Ученые утверждают, что об эффективности вакцины вообще не следует говорить до завершения клинических испытаний, хотя не исключают, что поспешная регистрация вызвана прежде всего политическими причинами. При этом не полностью протестированная вакцина может провоцировать ответ организма против вируса, но непонятно, как долго эта защита сохранится. Не исключен и так называемые ADE-эффект, когда привитые люди переносят болезнь тяжелее, чем все остальные.

Читать так же: 

При этом для формирования коллективного иммунитета в стране не восприимчивым к вирусу должно быть 60−80% населения, или 88−117 млн человек, а значит, стране нужно около 87−116 млн доз вакцины. Ни создатели «Спутник V», ни разработчики других российских вакцин в этом году решить эту задачу не смогут: на разных площадках сейчас выпускаются лишь «десятки тысяч доз в месяц».

Зато российское руководство настаивает на том, что российская вакцина оказалась первой зарегистрированной в мире, а вопрос ее эффективности отходит на второй план. Кроме того, немалую роль играет коммерческая составляющая. Сообщается, что экспортная цена российской вакцины начнётся от $10 за дозу, а всего в мире планируется продать до миллиарда доз.

При этом создатели вакцины «Спутник V» любят вспоминать историю с лихорадкой Эбола как пример собственного успеха в 2014 году. Однако, как напоминают «Открытые медиа», препарат против лихорадки также был протестирован только на 92 добровольцах, а некоторые из экспертов сомневаются даже в том, что клинические испытания вообще имели место. Таким образом, Минздрав грубо нарушил закон, а центр Гамалеи уже тогда показал готовность выпускать непроверенные препараты. Когда институт Гинцбурга наработал 2000 доз вакцины и отправил их в Гвинею, пандемия там уже закончилась. После Гвинеи вспышка Эболы случилась в Конго, однако «Открытым медиа» не удалось найти никаких признаков отправки туда российской вакцины.

«Можно резюмировать: институт Гамалеи не довел до конца ни один свой громкий проект. Зато у Гинцбурга и окружения хорошо получается имитировать научные успехи в глазах высшей власти — что с Эболой, что с нынешним коронавирусом», — говорит Завидова.

Источник: https://www.newsru.com/russia/08oct2020/ginzburg.html

Оцените статью
ЛечебаРу - новости науки и медицины
Добавить комментарий