Не только проблема ЛОРа. Стоматолог — об аденоидах у детей | Здоровье ребенка | Здоровье

Медицина


В России традиционно лечением аденоидов у детей занимают ЛОР-специалисты. И других вариантов даже не рассматривается. При этом такая патология входит и в сферу интересов стоматологов. Почему — АиФ.ru рассказал детский стоматолог, ортодонт Константин Крылов.

«Организм — это единая структура, где все взаимосвязано и нет „лишних“ частей. Аденоиды — проблема, которая в нашей стране и в странах СНГ стоит очень остро, а все потому, что в большинстве случаев лечение неэффективно и после него нет стойкого результата, а наблюдается лишь временный положительный эффект, который после прекращения терапии быстро пропадает. Все симптомы же возвращаются вновь. Так родители и дети мучаются годами и часто слышат самую опасную фразу: „ничего страшного, перерастет“, из-за которой возникает огромное количество проблем с организмом. Разбираться с ними приходится долго, сложно и дорого, а с частью проблем надо будет жить потом всю жизнь. Да, аденоиды „рассасываются“, но оставляют за собой шлейф серьезных последствий.

Более того, очень часто расширяются показания для удаления аденоидов просто потому, что нет единых эффективных протоколов лечения и мультидисциплинарного подхода. В идеале проблемой должны заниматься врачи разных специальностей. Особую проблему создает и тот факт, что даже операция не всегда помогает, и этому есть ряд причин», — говорит Константин Крылов.

Не только проблема ЛОРа. Стоматолог — об аденоидах у детей | Здоровье ребенка | Здоровье

Понять проблему

Для начала следует четко понять, что же такое аденоиды. «То , что в народе называется аденоиды — это аденоидная миндалина, лимфоидная ткань, часть нашей иммунной системы, которая есть у всех. Также у нас принято обращать внимание на степени аденоидов и выбирать тактику лечения, именно ориентируясь на эту самую степень. Например, многие ошибочно думают, что 1 степень — это ничего страшного, а вот 3-я — это показание к операции. Но нигде в странах с развитой медициной не обращают внимание на эти показатели и нигде не лечат аденоиды. Занимаются терапией аденоидных проявлений и аденоидных последствий. Более того, у ребенка с 1 степенью аденоидов часто имеется огромное количество аденоидных проявлений и последствий, а у детей, например, с 3 степенью, их может и не быть», — отмечает специалист.

Читать так же:  Патологоанатом рассказала, как COVID-19 влияет на органы человека

Также стоит понимать, какими могут быть аденоидные проявления, поясняет Константин Крылов. В их числе он называет следующие нюансы:

  • храп,
  • сопение,
  • шумное дыхание во сне,
  • беспокойный сон,
  • глубокие вдохи во сне или остановки дыхания,
  • бледность кожных покровов,
  • синие круги под глазами,
  • нарушение академической успеваемости, потому что страдает головной мозг,
  • снижение физической выносливости,
  • сложности пробуждения по утрам и отсутствие сил в течении дня,
  • частые смены настроения, раздражительность, плаксивость,
  • астеничность,
  • ночные мочеиспускания,
  • нарушение работы сердечно-сосудистой системы.

«Все это является аденоидными последствиями и следствием гипоксии. И, конечно, еще одно важное проявление — это открытый рот, смешанное или ротовое дыхание. И вот здесь как раз начинается сфера стоматолога — деформируется челюстно-лицевая область и ухудшается осанка», — предупреждает стоматолог Крылов.

Стоматологическая проблема

Механизм прост: при ротовом или смешанном дыхании язык опускается вниз, чтобы ребёнок смог сделать вдох ртом. Кроме этого, для дыхания или поддыхивания через рот нужно, чтобы расслабились мышцы и нижняя челюсть отвисла. Таким образом запускается целый каскад миофункциональных расстройств, что приводит к вертикальному росту лица (увеличивается высота нижней трети лица по сравнению со средней и верхней), сужению челюстей и неправильному их расположению по отношению к остальным костям черепа, рассказывает Константин Крылов.

Все это медленно, но верно формирует своеобразные черты лица , которые с ростом ребёнка становятся более выраженными — так называемый аденоидый тип лица, говорит специалист.

«К сожалению эти деформации носят необратимый характер и не способны к саморегуляции даже после удаления аденоидов. Только правильное и своевременное ортодонтическое лечение может нивелировать проблему и несколько улучшить эстетику. Также и удаление аденоидов не избавляет ребёнка от миофункциональных расстройств — вот почему после операции часто может сохранятся ротовое дыхание, отсутствует положительный эффект, а проблема с эстетикой лица только усугубляется», — подчеркивает стоматолог Крылов.

Очень важно понимать, отмечает Константин Крылов, что верхняя челюсть крайне быстро начинает отставать в развитии. Организм ребенка растет каждый день, а при ротовом дыхании размер верхней челюсти практически не меняется. При этом носовые ходы и их размер определяет именно размер верхней челюсти, и если не увеличить их просвет, то ребенок в любом случае не сможет дышать через нос, потому что уменьшенные в размере носовые ходы просто физически не способны провести через себя необходимое количество воздуха для нормальной жизнедеятельности. «Вопрос с размером верхней челюсти и размером просвета носовых ходов может решить только ортодонт, поэтому если в лечение аденоидов (правильнее все же сказать — аденоидных проявлений) не вмешается такой специалист, то дыхание не будет восстановлено, а значит, деформация лица будет продолжаться», — рассказывает Константин Крылов.

Читать так же:  В Крыму ужесточили антиковидные меры | Все о коронавирусе | Здоровье

Также если язык не давит на небо, верхняя челюсть не будет расти и останется немного сзади. В такой ситуации просвет дыхательных путей в области носоглотки также уменьшится, а дыхание будет затруднено. И тут тоже нужна помощь ортодонта — он сможет изменить положение верхней челюсти, выдвинув ее вперед и расширив этим дыхательные пути в области носоглотки, советует Константин Крылов.

Также стоит понимать и то, что аденоидная миндалина — это часть иммунной системы. Ее основной задачей становится инактивация поступающих в организм человека чужеродных агентов (бактерий, вирусов, грибков и прочих). «Если есть инфекция во рту, например, кариес молочных зубов, миндалине приходится растрачивать свои силы на кариесогенную флору вдобавок к той, что попадает извне. По большому счету ей приходится бороться с инфекцией каждую секунду, из-за чего она увеличивается в размерах. И ЛОР тут снова будет бессилен, так как добиться стойкого результата без лечения основной причины не получится», — говорит Константин Крылов.

Отдельно стоит выделить и сферу интересов ортопеда — осанку, которая также тесно в этом случае связана и с аденоидами, и со стоматологическими их последствиями. «Когда язык опускается вниз, происходит сужение дыхательных путей в области корня языка, и в этот момент у ребенка начинает формироваться сутулость. Отмечается и выдающаяся вперед голова — так называемая компьютерная шея. Это адаптация организма, ведь в таком положении дыхательные пути в области корня языка раскрываются, и ребенку становится проще дышать. Решить проблему не сможет помочь ни массажист, ни врач ЛФК, ни остеопат, ни мануальный терапевт, ни ортопед ни кто-либо еще. Пока не будет восстановлено носовое дыхание, пока не поднимется язык в свое нормальное верхнее положение, осанку исправить не удастся», — предупреждает Константин Крылов.

Все это показывает, что проблема аденоидов — сложный вопрос, который в большей части случаев требует не только участия ЛОРа, но и ортодонта, детского стоматолога и других специалистов. Самостоятельно ЛОР может справиться фактически только в том случае, если речь идет ситуацию, когда не нужно работать с размерами челюстей и их положением, с размерами носовых ходов и нормализацией бактериального пейзажа во рту и носу. Но такое бывает крайне редко, подытоживает стоматолог.

Читать так же:  Россия заняла четвёртое место в медальном зачёте на Паралимпиаде в Токио



Источник

Оцените статью
ЛечебаРу - новости науки и медицины